НОВЫЕ МАТЕРИАЛЫ

ПОПУЛЯРНЫЕ

 
Предварительные результаты центральноазиатского экспертного форума: региональные проблемы и пути их решений E-mail
ЦЕНТРАЛЬНАЯ ЕВРАЗИЯ - ФОРУМ
28.03.2019 12:58

Алексей Строков, эксперт Аналитической группы "Центральная Евразия" и член Экспертного совета одноименного интернет-проекта (Ташкент, Узбекистан, www.ceasia.org). Под общей редакцией Владимира Парамонова, руководителя Аналитической группы "Центральная Евразия" и одноименного интернет-проекта.

Виртуальный экспертный форум на Проекте "Центральная Евразия" (Ташкент, Узбекистан, www.ceasia.org) является, пожалуй,  наиболее масштабной и амбициозной попыткой аккумулировать на одной площадке мнения социально наиболее активных представителей интеллектуальной элиты стран Центральной Азии (ЦА). На обсуждение вынесено два принципиальных вопроса: "Какие проблемы на пути развития стран Центральной Азии и взаимоотношений между ними Вы бы обозначили?" и "Как, на Ваш взгляд, можно наиболее эффективно решить данные проблемы?".

Данные вопросы действительно чрезвычайно актуальны для стран региона. По целому ряду экспертных оценок, с момента распада СССР государства ЦА, к сожалению, так и не вышли на траекторию устойчивого развития, а многие важные показатели в политической, экономической, социальной сферах и сфере безопасности до сих пор значительно уступают соответствующим показателям недавнего советского прошлого со всеми его минусами и плюсами. При этом, несмотря на то, что между центральноазиатскими государствами подписаны сотни документов (договоров, соглашений и т.п.), они оказались не столь эффективны, а всевозможные проблемы, связанные с распадом Советского Союза, только накапливались, но никак не решались.

Более того, межгосударственное региональное взаимодействие так и остается на крайне низком уровне, ограничиваясь лишь выборочными формами сотрудничества. И все это при том, что ни одна из стран ЦА против регионального сотрудничества, кооперации и интеграции в принципе не выступает. Напротив, народы государств ЦА только поддерживают это, а политические элиты и госстурктуры то же самое декларируют. Даже официальные представители Туркменистана, если и не выражают поддержку региональной интеграции, то, по крайней мере, не возражают против самой идеи регионального сотрудничества. Тем более, что в условиях новой международной политики Узбекистана при Ш.Мирзиёеве кардинально улучшились условия для активизации межгосударственного регионального сотрудничества.

Анализ предварительных / промежуточных результатов дискуссии (на основе обобщения 50 из более 100 экспертных мнений) позволяет говорить о том, что у экспертного сообщества ЦА в общем и в целом есть более-менее четкое понимание проблем, стоящих на пути развития стран Центральной Азии и взаимоотношений между ними. Однако следует откровенно признать, что пока нет четкого и, тем более, консолидированного понимания того, что конкретно необходимо делать в плане решения этих проблем. Хотя бы, с чего следует начинать. Так, на вопрос "Как, на Ваш взгляд, можно наиболее эффективно решать данные проблемы?" ответы зачастую довольно общие, расплывчатые и/или спорные. Более того, некоторые эксперты, по сути, даже избегали ответа на вопрос о возможных решениях существующих проблем.

Оценки проблем

Что касается концептуального и критического обозначения проблем, то было высказано много ценных идей. Например, отмечено "отсутствие системного видения перспектив развития государств", а также то, что "имеющиеся программы и стратегии развития во многом декларативны и не опираются на необходимое ресурсное и организационное подкрепление", "чиновники на всех уровнях стремятся избегать ответственности за самостоятельные действия" (Максим Казначеев, Казахстан). Если это так, то о каком развитии стран ЦА и, тем более о какой региональной кооперации / интеграции между ними может идти речь?

Другая ценная мысль была прекрасно выражена Шерали Ризоёном (Таджикистан) и состоит в честном признании факта "отсутствия системных региональных исследований, которые инициировались бы самими странами ЦА". Таджикский ученый справедливо отмечает, что "все исследования и даже дискуссионные площадки экспертного и аналитического характера инициированы исключительно внерегиональными игроками".  Но если нет исследований, то не может быть и четкого понимания того, что и как нужно делать, а значит не может быть эффективных управленческих / политических (как стратегических, так и тактических) решений.

Также верно подмечено, что "страны ЦА в экономическом плане не являются взаимозависимыми, не связаны даже внешней торговлей" (Булат Султанов, Казахстан), что объективно является серьезным препятствием для экономического сотрудничества в регионе. Другой эксперт  - Асет Ордабаев (Казахстан) сказал об этом более детально: "у государств ЦА отсутствует четкая экономическая мотивация для интенсификации взаимодействия друг с другом (товарооборот невелик, взаимные инвестиции не велики, имеют место такие проблемы как слабость экономических систем, малая емкость рынков, конкуренция стран ЦА между собой за транзитные коридоры)".

Весьма ценным является также мнение о том, что "в регионе не могут сформулировать общую для всех идею объединения, поэтому не понятно, на основе чего объединяться и зачем?" (Дмитрий Орлов, Кыргызстан). Иными словами, до сих пор отсутствует интеграционный проект в Центральной Азии, и это, похоже, суть всех проблем на пути взаимоотношений стран ЦА. В этой связи многие эксперты отмечают то, что "у стран ЦА просто отсутствует мотивация для того, чтобы начать процесс региональной интеграции" (Гульнара Дадабаева, Казахстан), "отсутствуют механизмы интеграции" (Бахром Раджабов, Узбекистан).

Также некоторыми экспертами внимание акцентируется на том, что "правящие элиты стран региона под интересами народов понимают свои личные интересы и выгоды" (Дмитрий Орлов, Кыргызстан). В дополнение к данной мысли заслуживает внимание мнение Бахтиера Бабаджанова (Узбекистан) о том, что "бессмысленно обсуждать проблемы региональной интеграции (хотя ее актуальность очевидна) пока решение всех вопросов находится в руках ограниченного круга политиков и лидеров стран, менталитет которых скроен по старым лекалам "республиканского соревнования" и крайне ограниченного понимания узконациональных интересов". Б.Бабаджанов также отмечает, что "в странах ЦА пока еще отсутствует система общественного влияния на принимаемые политические решения".

В целом, практически всеми экспертами признается то, что все (или очень многое) зависит от лидеров государств, а от народов и даже интеллектуальной прослойки (того же экспертного сообщества) по большому счету ничего не зависит! В условиях Центральной Азии это, к сожалению, действительно именно так. Возможно, что это последствия "социального инфантилизма", которым поражены все постсоветские страны, где граждане стараются не думать о судьбе своих стран и о будущем, предпочитая перекладывать все это на лидеров государств.

В свою очередь, руководители самих стран ЦА "предпочитают налаживать политические, экономические и иные связи с крупными внерегиональными государствами в ущерб региональному сотрудничеству" (Косимшо Искандаров, Таджикистан). Это формирует дополнительные проблемы на пути развития стран ЦА и взаимоотношений между ними. Причем, такая вот "ненужность" государств Центральной Азии друг другу во многом складывается объективно, так как страны региона почти ничего не могут предложить друг другу: ни надежной политической, и, тем более, военной поддержки, ни инвестиций, ни технологий, ни сложных в производстве товаров (машины / оборудование и т.п.).

Особо следует отметить ценное мнение Еркебулана Бектурова (Казахстан) о том, что "серьезной проблемой на пути развития стран ЦА является менталитет, основанный на близкородственных связях (кумовство), благодаря чему существуют "стеклянные потолки", которые пресекают возможность карьерного роста для наиболее достойных людей". В результате, по его мнению, "стало очень много управленцев  -  ставленников влиятельных кланов и их отпрысков, родственников, которые занимают свои посты не по выслуге лет и не по способностям / ценному опыту, а по понятным критериям".

Примерно на этом же делает акценты и Комрон Рахимов (Таджикистан): "профессиональные кадры часто не находят поддержки своих государств, а приоритет отдается тем, кто имеет сильные связи".  По оценке таджикского эксперта, "отсюда - крайне низкий уровень (в среднем) профессионализма управленческой элиты и, как следствие, отсутствие видения ею стратегических перспектив развития". Тем более такая забюрократизированная и малограмотная "элита" вряд ли сможет разработать эффективный проект регионального развития. В таком же ключе высказывается и Максим Казначеев (Казахстан), особо выделяя ту же самую проблему. Но самое страшное, по мнению того же Еркебулана Бектурова (Казахстан), что "так называемая оппозиция - это всего лишь прикормленная действующей властью группа лиц, которая нужна для нее как некая "лакмусовая бумажка", которая показывает, насколько велико социальное напряжение в обществе".

В свою очередь Рустам Бурнашев (Узбекистан) выделил такую проблему как "отсутствие целостного властного поля" и наличие "конкуренции групп влияния". Поэтому, по его мнению, "каждая социальная группа (этническая, религиозная), выступающая как один из множества центров власти, стремится повысить собственную безопасность, что воспринимается другими группами как вызов или угроза их безопасности и, соответственно, порождает ответные действия". Таким образом, скрытая борьба за власть / влияние внутренних группировок, как полагает эксперт, собственно и является основным препятствием развития.

Другими словами, некоторые эксперты сходятся во мнении, что в странах ЦА отсутствует именно конструктивная оппозиция, которая могла бы предложить что-то дельное / ценное. В результате, складывается следующая ситуация: конструктивной оппозиции в регионе де-факто не существует, а действующая управленческая бюрократия, по большому счету, фрагментирована на основе узкоклановых интересов, малограмотна, крайне осторожна и даже труслива (боится ответственности, самостоятельных действий по тем или иным важным вопросам). Таким образом, все замыкается по сути на пяти лидерах стран Центральной Азии. Однако достаточно ли их усилий, чтобы придать мощный импульс развитию стран ЦА и взаимоотношений между ними? Возможно, для этого нужна консолидация и нацеленность на продуктивную деятельность всего интеллектуального капитала центральноазиатских государств?  Этого пока не наблюдается.

Весьма ценными представляются также идеи, высказанные Рафаэлем Саттаровым (Узбекистан). По его мнению, среди основных проблем на пути развития стран ЦА и взаимоотношений выделяется "неготовность стран региона решать свои проблемы самостоятельно", "различный взгляд на историческое прошлое", "отток человеческого капитала".Схожую позицию занимает Бахром Раджабов (Узбекистан), который указывает на "отсутствие механизмов интеграции" и "отток профессионалов (технократов в хорошем смысле), движущих развитие / реформы".

Также выделяется следующее мнение: "государства региона все еще находятся в стадии формирования собственной национально-государственной идентичности. Соответственно этому, обособление в качестве государств и наций с собственными национальными ценностями является закономерным" (Арсен Усенов, Кыргызстан). Это свидетельствует и о том, что правящие элиты все еще жестко ограничены идеей национальной независимости, так как никакой другой идеи государствами не было выработано. Примерно об этом же говорят Фархад Толипов (Узбекистан), указывая на "идейный и институциональный голод" и Фаридун Замонов (Таджикистан), отмечая "высокую политизацию всех сфер жизни стран ЦА".

Кроме того, заслуживают внимание оценки о том, что "противостояние США и России отвлекает страны Центральной Азии от решения насущных проблем на пути своего развития" (Даниал Саари, Казахстан). О геополитическом противостоянии крупных держав говорит и Шухрат Евкочев (Узбекистан), а Сайфиддин Жураев (Узбекистан) акцентирует внимание на "проблемы, связанны с глобальным контекстом: стремительно меняющейся системы международных отношений". Схожей позиции придерживается Комрони Хидоятзода (Таджикистан), указывая на то, что "процесс самостоятельного развития региона сталкивается с жестким давлением извне". Однако входит ли внешнее влияние в число основных проблем?

Приведенные мнения экспертов, на наш взгляд, наиболее концептуально, точно и ярко отражают основные проблемы на пути развития стран ЦА и взаимоотношений между ними. Как представляется, остальные экспертные оценки либо фокусируются на схожих по смыслу идеях, либо на вещах, которые являются следствиями озвученных основных проблем, в целом на более узких / специфичных / детальных вопросах в сферах политики, экономики, безопасности и социальной сфере. Подобные экспертные мнения также принципиально важны и существенно обогатили дискуссию, в том числе за счет обозначения конкретных фактов и / или тенденций.

В частности, многие представители науки, культуры и искусства видят основные проблемы на пути развития / взаимодействия региона преимущественно в социальной сфере, недвусмысленно указывая на резкое снижение гуманитарных (социальных) контактов между странами ЦА.

Этими же экспертами также честно признается тот факт, что народы государств региона стали меньше общаться, меньше понимать друг друга, фактически находятся в информационной изоляции друг от друга. Об этом в частности так или иначе говорят Хусниддин Ато (Узбекистан), отмечая "проблему слабости общения, взаимодействия, сотрудничества", Сауле Сулейменова (Казахстан), указывая на "недостаток связей", Марат Рахматуллаев (Узбекистан), констатируя "углубляющийся разрыв культурных, научных, образовательных и информационных связей".  Мухит-Ардагер Сыдыкназаров (Казахстан) и Сердар Ибрагимов (Туркменистан) указывают на слабость межгосударственного взаимодействия в целом. Айгерим Тургунбаева (Кыргызстан) говорит о том, что страны ЦА "предпочитают национальные, зачастую краткосрочные интересы региональным и долгосрочным". Арсен Сарсеков (Казахстан) указывает на то, что "разобщенность и раздробленность информационного пространства мешает интеграции государств ЦА". В свою очередь, Бахром Исматов (Таджикистан), Бахыт Рустемов (Казахстан), а также Лайла Ахметова (Казахстан) также справедливо делают акценты на разобщенности стран региона вообще.

На этом фоне некоторые эксперты в своих оценках проблем особо выделяют продолжающийся процесс политической дезинтеграции региона, отмечая, что страны ориентируются на разные цели и задачи. Так, Арсланбек Омурзаков (Кыргызстан) выделяет "отсутствие взаимопонимания, амбиции лидеров и элит, разные подходы к решению проблем". Примерно об этом же четко говорят Шокир Хакимов (Таджикистан) и Таалатбек Масадыков (Кыргызстан). В свою очередь, Энебай Какабаева (Туркменистан) особо указывает на "дефицит взаимного доверия между странами ЦА".

При этом отдельные эксперты склонны видеть корень региональных проблем в экономической сфере. Например, Фаррух Салимов (Таджикистан) отмечает "неэффективность экономических институтов" и "поверхность проводимых реформ" или вообще их отсутствие.          

Кроме того, многие эксперты справедливо указывают на сферу безопасности как источник многих проблем, в том числе проблем, связанных с делимитацией и демаркацией границ, общим пользованием водными и энергетическими ресурсами, развитием транспортных сообщений. Об этом в частности четко говорят Камолудин Абдуллаев (Таджикистан), Аита Султаналиева (Кыргызстан), Айгерим Тургунбаева (Казахстан), Лайла Ахметова (Казахстан), Рахматшо Махмадшоев (Таджикистан), Мухит-Ардагер Сыдыкназаров (Казахстан), Таалатбек Масадыков (Кыргызстан).

В качестве характерных проблем также называются "коррупция, удаленность от мировых финансовых центров и чрезмерно жесткая вертикаль власти" (Арсен Сарсеков, Казахстан), "чрезмерный авториторизм, отсутствие демократии, неразвитость политической культуры" (Галым Агелеуов, Казахстан). Примерно в этом же контексте высказался и Фаридун Замонов (Таджикистан).

В свою очередь, отдельные эксперты в качестве важных проблем определяют проблемы в сфере  трудовой миграции (Валентина Чупик, Узбекистан) или экологические проблемы, связанные с исчезновением Аральского моря (Жаныл Жусупжан, Кыргызстан).

Или, например, Ольга Кобозева (Узбекистан) отмечает целый комплекс социально-экономических проблем на пути развития стран ЦА и взаимоотношений между ними: низкий уровень медицины, слабая социальная защита, водные проблемы, экологические проблемы, нехватку профессиональных кадров, слаборазвитую экономику, низкий уровень образования, неразвитость инфраструктуры и т.п. Все это в принципе также верно, хотя, возможно, это уже следствия основных проблем.

Рекомендации по решению проблем

Вопрос: "Как, на Ваш взгляд, можно наиболее эффективно решать данные проблемы?" - оказался достаточно сложным для всех опрошенных экспертов.

Многие эксперты (их относительное большинство) предлагают в качестве рекомендаций использовать главным образом политические механизмы.

Например, Осман Досов (Казахстан) считает, что "Казахстан и Узбекистан могли бы создать что-то вроде оси региональной кооперации", а Таалатбек Масадыков (Кыргызстан) предлагает формирование "Центральноазиатского союза, наподобие Европейского Союза". Схожей позиции придерживается Айдар Амребаев (Казахстан), который выступает за "формирование самодостаточной и автономной стратегии для всего региона на основе многовекторной внешнеполитической доктрины". Примерно о том же говорит и Фархад Толипов (Узбекистан), справедливо отстаивая важность регионального институционального формата. В свою очередь, Бахыт Рустемов (Казахстан) и Арсен Усенов (Кыргызстан) делают основную ставку на проявление политической воли лидерами стран для решения региональных проблем. Также предлагается "создание Центральноазиатской региональной структуры без привлечения каких-либо других стран, которая должна заниматься решением проблем ЦА" (Косимшо Искандаров, Таджикистан).

Довольно ценной представляется и рекомендация о необходимости "координации участия стран ЦА в различных международных организациях для формирования единой платформы, согласования инициатив и голосования", для чего предлагается "создать Центральноазиатский совет с официальным представительством от всех государств региона" (Айдар Амребаев, Казахстан).

Очень оригинальную идею высказывает Камолуддин Абдуллаев (Таджикистан), предлагая формирование узбекско-таджикского государства (пока гипотетического). Это государство, по его мнению, будет "содержать в себе все компоненты исламо-персидской и тюркской культуры", что составит "ядро идентичности всего региона, и сделает его близким и понятным нациям Южной Азии, Ближнего и Среднего Востока".

Предлагаемые политические механизмы в целом являются логичными и верными, однако не совсем ясно  как реально обеспечить их работоспособность. С одной стороны, здесь не обойтись без создания наднациональных структур, к чему правящие круги стран ЦА пока категорически не готовы. С другой стороны, без лидера никакой интеграционный проект невозможен, а лидера в ЦА пока нет.

Другие эксперты делают ставку преимущественно на экономические механизмы при решении региональных проблем. Среди наиболее ценных мнений целесообразно отметить нижеследующие: "необходимо разработать систему поэтапной интеграции, в том числе размещения производственных мощностей … при этом, что-то нужно позаимствовать из советской модели экономического развития" (Комрони Хидоятзода, Таджикистан). Созвучная рекомендация: необходимо "разработать оптимальную модель регионального сотрудничества путем создания совместных предприятий, свободных экономических зон и т.п., осуществить сближение законодательной и нормативно-правовой базы в области внешнеэкономической деятельности" (Назокат Касымова, Узбекистан). Примерно о том же говорит и Зайнаб Мухаммад-Дост (Узбекистан), которая делает акценты на важности реиндустриализации, преодоления сырьевой ориентации стран ЦА, поощрения развития среднего бизнеса, устранения торговых барьеров, восстановления хозяйственных связей.

Весьма оригинальную идею высказал Асет Ордабаев (Казахстан), предлагая "реализацию масштабной программы по созданию в странах ЦА совместных предприятий с участием капитала из государств региона". Он также рекомендует "приглашать иностранные компании участвовать в региональных экономических проектах, давая им преференции на весь регион". Более того, справедливо отмечается важность формирования единого рынка ЦА (Гульнара Дадабаева, Казахстан). Все это представляется правильным, однако не понятно, как запустить эти механизмы.

На этом фоне некоторые эксперты предлагает консолидировать усилия стран ЦА в решении вопросов региональной безопасности. Например, Рахматшо Махмадшоев (Таджикистан) рекомендует "приступить к формированию совместных военных и антитеррористических структур, подразделений, группировок". В свою очередь, Анна Гусарова (Казахстан) предлагает объединить усилия в борьбе с транснациональными угрозами (в том числе с радикальным исламом, экстремизмом и терроризмом).

Есть также эксперты, которые советуют принять меры по интенсификации социальных / гуманитарных связей между странами региона. Так, Марат Рахматуллаев (Узбекистан) выступает за "активизацию совместной деятельности в культурной, научной и образовательной сферах через реализацию проектов, имеющих важное значение для наших стран". Примерно о том же говорит Арсен Сарсеков (Казахстан), предлагая "интеграцию информационного пространства стран ЦА". 

Тем не менее, особого внимания заслуживают рекомендации тех экспертов, которые выделяют научно-исследовательский компонент в качестве непреложного условия для решения региональных проблем. Так, например, есть предложение "создать региональную научную и экспертную площадку, где следует регулярно проводить различные мероприятия научного, аналитического, исследовательского характера на наиболее актуальные темы сотрудничества в ЦА" (Фаррух Салимов, Таджикистан). Примерно то же самое предлагают Сайфиддин Жураев (Узбекистан), рекомендуя "уделять большее внимание экспертно-аналитическому обеспечению процесса принятия решений". Наконец, особого внимания заслуживает идея Мухит-Ардагер Сыдыкназарова (Казахстан), который предлагает "создать Институт изучения Центральной Азии - общий для стран ЦА экспертный, научно-исследовательский центр".

В дополнении к данной идее предлагается также интенсификация встреч на высшем уровне (Арсланбек Омурзаков, Кыргызстан), и "активизация совместной деятельности в культурной, научной, образовательной сферах через реализация региональных проектов" (Марат Рахматуллаев, Узбекистан). Схожие рекомендации делают все представители культур и искусства региона.

Безусловно, что именно интенсификация научных и экспертных контактов, организация совместных исследований и проектов действительно может дать важный импульс процессу консолидации интеллектуальных ресурсов региона. Однако, для этого нужна политическая поддержка этих идей со стороны лидеров государств ЦА.

Как представляется, приведенные выше рекомендации экспертов являются наиболее конкретными в плане решения проблем на пути развития стран ЦА и взаимоотношений между ними.

Однако в целом с учетом предварительных результатов всего опроса складывается впечатление, что в экспертном сообществе стран ЦА пока не сложилось ясного и четкого представления о путях решения существующих проблем. Предлагаемые экспертами рекомендации сводятся в основном к интенсификации человеческих связей / контактов, различных официальных и неофициальных мероприятий в тех или иных сферах (политика, экономика, безопасность, социальные / культурные / гуманитарные связи).

Все это верно, однако предлагаемые мероприятия слишком разрозненные, несистемные. Самое главное - отсутствует понимание того, что и в какой последовательности следует делать, чтобы преодолеть возникшую после распада СССР разобщенность (во всех отношениях) стран / народов Центральной Азии.

Отсюда следует естественный вывод: необходима консолидация интеллектуальных ресурсов всех государств Центральной Азии для проведения масштабных научных исследований по разработке эффективных и взаимовыгодных для всех заинтересованных сторон мега-проектов регионального развития и интеграции во всех основных сферах.

Похожие материалы:

 

ВХОД \ РЕГИСТРАЦИЯ

СОЦИАЛЬНЫЕ СЕТИ

   

 
 
   Мы в Моем Мире
     
 

Сообщество
"Центральная
Евразия"
 

ПАРТНЕРЫ

RSS ПОДПИСКА

ОБЛАКО ТЕГОВ